Под диктовку рынка
Обязательность индексации заработной платы в России установлена законом: статья 134 Трудового кодекса прямо говорит, что «обеспечение повышения уровня реального содержания заработной платы включает индексацию заработной платы в связи с ростом потребительских цен на товары и услуги». При этом статью 134 нужно понимать не только в отношении рубля, но и в отношении доллара.

Однако на практике эта статья исполняется далеко не всегда. Политика индексации зарплат есть у 80% работодателей, опрошенных агентством «Анкор». Основная причина, по-видимому, в том, что по закону во внебюджетных организациях индексация должна производиться «в порядке, установленном коллективным договором». Но коллективные договоры в благополучных российских компаниях редкость. Повышение уровня оплаты труда зависит в первую очередь от возможностей работодателя.

Последний «Обзор заработных плат и компенсаций», подготовленный компанией Ernst & Young в феврале 2004 года, показал: пока лишь некоторые московские компании отказались от доллара в пользу евро или рубля. Основная же масса предприятий придерживается прежней зарплатной политики: корректирует долларовый эквивалент, ориентируясь на рынок труда.

– Компании стараются держать планку «на уровне», чтобы не оказаться в одночасье неконкурентоспособными, – рассуждает Петр Зимовский, менеджер отдела Human Capital компании Ernst & Young.

– Зарплаты в нашей компании постоянно растут. Но я бы не сказал, что это зависит от каких-то курсовых колебаний, – подтверждает эти выводы Александр Малис, вице-президент компании «Корбина Телеком». – Мы пересматриваем зарплаты сотрудникам каждые полгода, с учетом изменения ситуации на рынке труда и результатов работы отдельных сотрудников.

– Да, у нас зарплаты номинированы в долларах, но при этом колебания этой валюты для нас не играют особой роли, – развивает эту мысль Юрий Новиков, генеральный директор компании «Флекс-ПРО». – Когда мы пересматриваем уровень зарплаты, то отталкиваемся скорее от своих внутренних потребностей. Например, если нам нужен какой-то специалист и мы не можем его найти, то повышаем уровень оплаты для этой позиции. Но одновременно понимаем, что автоматически придется подкорректировать зарплату и у всех остальных сотрудников.

Позиция работодателей понятна. Ну а как относятся к падению покупательной способности долларовых зарплат наемные работники? Пока они не показывают острого недовольства своим положением. Специалисты консалтинговых компаний объясняют это тем, что в первые послекризисные годы зарплаты в большинстве отраслей быстро росли. Однако в дальнейшем это обстоятельство будет влиять на рынок труда все меньше и меньше. Практически везде заработки достигли докризисного уровня. А доходы представителей некоторых профессий, например директоров по продажам, IT-специалистов, бухгалтеров и секретарей, за последний год даже снизились.

– Если три года назад зарплата бухгалтера небольшой компании составляла $500, то сейчас на эту должность можно найти человека и за $300. Web-дизайнеры совсем недавно стоили от $1000, сейчас – от $400, – замечает Юрий Новиков. – Можно, конечно, долго спорить о том, будет ли человек после понижения зарплаты работать с прежней самоотдачей. Но если он выполняет то, что мне нужно, и меня это устраивает, то я не буду ему переплачивать.

Падение зарплат вышеуказанных специалистов эксперты из компании «Анкор» объясняют просто: ажиотажный спрос или мода на них прошли. Хотя одновременно развивается и обратная тенденция: поскольку сегодня компании уделяют все больше внимания работе с персоналом, стали выше цениться HR-менеджеры.

И, наконец, еще одна заметная тенденция: чем скромнее должность сотрудника, тем больше вероятности, что его зарплата привязана к рублю. Чего не скажешь о высокооплачиваемых специалистах.

– «Плавающую» долларовую зарплату (а у нас она «привязана» к валютному курсу Центробанка) сложнее рассчитывать. Поэтому у нас ее получает только высшее руководство. А у специалистов среднего и низшего звена зарплата номинирована в рублях, – подтверждает это наблюдение Александр Малис.